Жизнь, веб, XMPP, TAS, электронные самоделки

Каким я вижу будущее SmartCommunity

Текущее положение дел в моём главном интернет-проекте крайне плачевно. Это связано со странной тенденцией отказа от Jabber как от средства онлайн-общения в Индонезии и Малайзии. Если раньше индонезийские комнаты были всегда в лидерах по популярности на jabber.ru, то сейчас там практически сплошь и рядом русские чаты. Несмотря на моё тесное вовлечение в IT-жизнь Индонезии, мне непонятны причины этой тенденции. Мне приходилось слышать мнение, что Jabber устарел. Это, конечно, странно, учитывая тот факт, что технология Jabber является наиболее передовой (благодаря открытости) и отказоустойчивой (благодаря распределённости) на сегодняшний день. Ну да ладно, идиоты всегда были, есть и будут. Но почему нет должного интереса к Jabber со стороны IT-кругов?

Тех, кто следит за моими МРТЖ, может удивить такое вступление. В самом деле, с начала 2011 года у SmartCommunity наблюдается хороший рост активности на Jabber-сервере. Но не спешите делать выводы: новые пользователи к нам идут вовсе не из Индонезии. У нас огромное число сирийцев, которое продолжает с каждым днём нарастать. Я не могу смириться с этой тенденцией в силу огромного числа причин. Во-первых, во мне присутствует существенная часть индонезийского самоотождествления. Во-вторых, манеры общения арабов, их этикет и дисциплина меня угнетают. В-третьих, меня просто раздражают крокозябры, ещё к тому же написанные справа налево.

Статистика C2S

Расцвет Jabber в Индонезии пришёлся на то время, когда я пришёл в сообщество JabberID.Org. Этот проект был воплощением мечты его автора-идеалиста Setyo Wibowo сделать сервер национального масштаба сродни российскому jabber.ru. В силу многих обстоятельств, описанных в wiki проекта SmartCommunity, достичь этой цели не удалось, что в итоге заставило основателя проекта отказаться от его поддержки. Схожие истории повторились с xmpp.web.id и коммерчески поддерживаемым Plasa Messenger. Это событие стало первой серьёзной проблемой в истории Jabber в Индонезии — доверие к «местным» проектам было сильно испорчено.

Мне неизвестны причины, по которым сообщество индонезийских пользователей на jabber.ru тоже разрушилось. У меня нет даже никаких предположений на этот счёт. Я могу лишь констатировать тот факт, что в индонезийских комнатах остались лишь боты, а многие из моих индонезийских контактов месяцами не выходили на связь (к счастью, это не касается участников сообщества SmartCommunity, в которых я уверен как в родных людях). И я с сожалением смотрю на свои графики, находя на них рост, к которому всегда стремился, но не находя ни малейшего повода радоваться этому росту. Вспоминаю время, когда я обслуживал 194 одновременных подключения, процентов 90 которых были из Индонезии (точно сказать не могу, так как точная статистика по странам тогда не велась).

График

Я не знаю, каким будет будущее проекта. Раньше в таких ситуациях я покидал проект, но раньше мне всегда было куда уходить. Сейчас мне не только некуда уходить, но и совесть не позволяет: слишком много я для этого проекта сделал и слишком многое по сути держится на мне. Я знаю, что никто не будет заниматься тем, чем занимаюсь я, видеть в этом смысл своей жизни и испытывать ни с чем не сравнимую радость от построенного круга общения. Я знаю, что только благодаря этому проекту у меня есть крепкая «опора» в другой стране, которой я, к тому же, намереваюсь воспользоваться. Словом — нужно давать бой. И это должен быть бой не арабам на сервере (что очень легко осуществимо баном по IP), а бой низкой популярности Jabber в Индонезии. Я пока не знаю, что мне предстоит, но знаю точно, что я сделаю всё, что от меня зависит.

Об авторе WST

Веб-программист (PHP и Python) из с. Красногвардейского республики Адыгея, в настоящее время работаю в ООО «Оргтехсервис» в Майкопе. Участвовал в крупном международном Jabber-сообществе с центром в Джакарте (Индонезия).